Первые шаги к фабрикациям на планшетах

Новые технологии - старые методы.

Материал подготовил: Надежда Галиева
16.03.2015 2615

В 2014 году запустили опросы на планшетах. Как всегда, начали с пилотажа - пробного задания отобранным компаниям. Взяли четыре в двух регионах, каждой предложили опросить по десять респондентов. Стартовые точки выбраны произвольным образом. Шаг определен в 7 квартир. В одном доме можно было взять не более 5 интервью. Поло-возрастных квот не было.


Задача экспериментального плана - протестировать технологию опроса на планшетах, учитывая новые возможности по регистрации параданных. Из-за несовершенство предложенных на рынке программных решений, маршрутный лист ввели в тело самой анкеты. В первых пяти вопросах регистрировалась улица, номер дома, корпуса, квартиры и результат обращения. Таким образом, у нас получились отдельные анкеты и на полные интервью, и на отказы, и на «никого нет дома». При прохождении маршрута велась запись GPS координат. На всех вопросах стояла скрытая аудиозапись.


Первоначально были сомнения в том, что мы получим аргументированное представление о качестве работы опросных компаний. Все компании знали, что от результатов этих пилотных интервью зависит дальнейшее сотрудничество. Результаты обескуражили. В двух выявлены грубейшие фабрикации и фальсификации. Некоторые фальсификации можно было увидеть еще на этапе проверки GPS координат и соблюдения шага, другие - только при прослушивании аудиозаписей.


Часть интервью, в обход инструкции, брались на улице, в подъездах, у прохожих или знакомых. Рассмотрим небольшой эпизод. Интервьюер была в подъезде дома, где, скорее всего, и «ловила» респондентов. Два предпоследних интервью взяты у двух подруг. Запись начинается сразу после окончания предыдущего интервью. Вначале интервьюер пытается шепотом объяснить женщинам, что ведется запись, чем вызывает у них недоумение.  (строки 1-7).


Фрагмент 1. Интервью в подъезде с двумя респондентами (жен., 60 лет)

1.     И: Так. (шепотом) Скажите, пожалуйста, сейчас….(неразборчиво)

2.     Р1: Говорите громче, я ничего не слышу!

3.     И: (шепотом) Здесь записывается…

4.     Р1: Чего? Да говорите вы, почему вы как это, не знаю…Телефон?

5.     И: (шепотом) Там запись идет, могу говорить только

6.           с определенными…(неразборчиво)

7.     Р: Ну вот чего она говорит, ничего не пойму!

8.     И: Не слышите? Ладно

9.     Р: (обращаясь к другой женщине) Ты поняла, нет?

10.  Р2: Нет

11.  Р1: Я тоже ничего не поняла. Телефон я скажу вам, если надо.  

12.        Чего вы боитесь? Тут никого нет. Что за секрет такой?

13.  Р2: Так, я пошла

14.  Р1: Так подожди, тебя запишем тоже, чё ты?

15.  И: Мы потом позовем вас, ладно? Вы из какой квартиры?

16.  Р1: Да сейчас ее запишите, че потом?

17.  Р2: Тоже шоколадку заработаем

18.  Р1: Конечно! А как ты думала?


Интервьюер фальсифицировала методику опроса. Она опрашивала реальных людей, скорее всего, действительно проживающих в домах на маршруте, но не ходила по квартирам, даже там, где стоит отказ или «никого нет дома», не слышно звонков или стука в дверь, открытия двери и т.п. Сколько еще подобных попыток оптимизации опросов со стороны интервьюеров будет обнаружено! Открытым остается вопрос - так ли надежны наши надежды на автоматизацию опросной технологии? Так ли изменчивы и гибки привычные практики работы? И не сталкиваемся ли мы каждый раз с давно усвоенными приемами, которые никакой автоматизацией не искоренить?