«Ждать светлого будущего - это уже не наш вариант»

Заместитель главы администрации области. Мужчина, 45 лет.

Материал подготовил: Надежда ГалиеваКирилл Новиков
26.04.2016 1333

Работа по призванию

      
     

            Я всегда был в комсомоле, был секретарем комитета комсомола школы.  Меня приглашали на работу в райком комсомола, но  я не пошел – поступил в педагогический институт, потом меня забрали в армию. Потом началась перестройка, но  я всегда  думал, что пойду в госуправление, или партийное… Ну это были советские времена, когда  формировалась моя личность.

     
 

             В 1990 году я был студентом, и стал депутатом областного совета. Были такие  демократические, романтические выборы. Я принял в них  участие,  стал депутатом малого областного совета народных депутатов. Я был самый молодой депутат. А затем меня пригласили на работу в контрольно-аналитический отдел областного совета народных депутатов. И я год проработал в облсовете. Потом Ельцин  нас разогнал, и я работал в администрации области, был госслужащим, заместителем председателя комитета государственной службы. А в 2000 году я ушел. Меня назначили директором института. И вот последний год я работаю заместителем губернатора. Я доктор экономических наук.

     
 

            Я себя  считаю по призванию… это работа с людьми,  управленческая работа, анализ ситуации, отработка решений – этот процесс  мне очень нравится. У меня аналитические способности выделяются и организационные. Я считаю себя здоровым карьеристом. То есть человеком с устремлениями.

     
 

Стратегия и тактика 

     
        

           Уровень заместителя губернатора – это выстраивание политики. Я работаю в администрации области, которая является органом исполнительной власти. Свою задачу,  как заместителя губернатора, я вижу  в том, чтобы определять  систему работы  в той или иной отрасли,  которую я курирую, общие подходы, принципы, если хотите идеологемы. То есть это выработка политики,  формирование политики и контроль за реализацией.

     
 

           Предположим, у нас  в течение 3-4 месяцев было пять суицидов школьников. Комитет образования области собирает совещание, я сам на него напросился. И так как эта тема  связана  с  психолого-педагогической деятельностью,  мы  слушаем доклад руководителя психолого-педагогической службы области, из  которого я делаю  вывод, что психолого-педагогическая служба развалена, она разобщена между уровнями управления и видами учреждений.  Часть психологов работает в школах, и никакого контроля директора не осуществляют, потому что они неквалифицированны  и не могут осуществить. И доклад руководителя, но он не управленец, хотя и прекрасный психолог, но абсолютный не управленец. В ходе обсуждения я говорю: я так понимаю, что служба у вас развалена.  И весь зал, там человек под 100 сидело,  хором: «ДА!»  То есть они понимают,  что проблема существует. И проблема не решается.  Дело не только в деньгах и в кадрах, а в том, что не выстроена правильная управленческая схема. Вот  я  свою задачу  вижу  в  выстраивании правильных управленческих схем. Поэтому мы сейчас будем создавать единую областную службу с филиалами, будем забирать психологов из школ, переводить  в  свои штаты, потому что  все равно финансирование их зарплаты осуществляется за  счет дотаций области муниципалитетом. Будем создавать единую  службу,  которая будет  работать по единым методикам, внутри которой будет  контроль за деятельностью психологов школ и т.д.

     
 

Чиновник – существо социальное

                
 

          Какими качествами должен обладать чиновник? Если мы говорим, что  госслужба – вид профессиональной деятельности, то тогда в первую  очередь от чиновника требуется наличие профессиональной компетенции. И второе,  учитывая,  что в полномочия госслужащего входит  контакт с неограниченным количеством людей, от него зависит решение тех или иных  вопросов, это, безусловно, морально-этические требования,  которые необходимо предъявлять. Мне кажется, что  было бы хорошо, если бы госслужащие при поступлении на  службу приносили присягу,  потому что это служение обществу. А в российской транскрипции это именно так.  Служение людям – достаточно высокая миссия. Мне кажется, что  введение института присяги было бы очень хорошо. Торжественное публичное принятие присяги и подписание присяги, такой публичный акт был  бы очень  интересен и правилен именно с позиции формирования правильных, базовых этических установок для государственных служащих. Государственное управление - это структура иерархичная. В чем суть присяги военнослужащего? Не  в том,  что он будет рабом своего начальника,  а в том, что он публично говорит, что он готов служить и защищать родину даже ценой собственной жизни. Я говорю  о  морально-этических, морально-психологических аспектах принятия присяги. 

     
 

            Чиновник, как правило, достаточно ограничен  в  маневре в своих суждениях и действиях, поэтому чиновники не могут  спокойно рассуждать о многих материях. Они достаточно ограничены, если они выступают именно в качестве чиновника. Есть серьезные  ограничения,  связанные с распространением информации. И для  чиновников характерна  социальная дисциплина,  следование общепринятым нормам,  стандартам поведения. Чиновники независимо ни от чего должны быть… Как Маркс говорил, человек – существо социальное. Вот чиновник должен быть очень социальным существом. 

     
 

Честные поневоле

     
 

            Большая проблема связана  с тем,  что  отношение в обществе к чиновникам достаточно негативное. Народ не волнует, что госслужащий, не госслужащий. Если во времена первого правления Путина престиж был более-менее поднят, то сейчас совершенно правильные действия по борьбе  с коррупцией приобрели несколько экзальтированную форму, и в массовом  сознании опять вернулось,  что чиновник всегда коррупционер, бюрократ и так далее. Негатив пошел.

     
 

            Естественно проблемы есть в госуправлении,  и борьба с коррупцией должна быть, и мы все эти нормы выполняем, но при этом информационное сопровождение этой работы может же быть разное. Абсолютное большинство чиновников не являются коррупционерами просто хотя бы потому, что они не выполняют функции…. Вот у нас есть управление по делопроизводству, при всем желании они не могут быть коррупционерами, даже  если захотят, так как работают с бумагами. И я так оцениваю, что 90-95% чиновников просто по определению не  могут быть коррупционерами, потому что они не распределяют каких-то благ, за которые они могут получить взятки  или  использовать  служебное положение. Получается для того, чтобы навести порядок  в прослойке 5-10%, «мочат» в информационном плане всех, и  всех  ставят под одну  гребенку,  не разбираясь. Даже характер высказывания, психологический, моральный посыл,  который идет, это не очень хорошо влияет, в том числе на наших  чиновников.  

     
 

            Искоренить коррупцию, безусловно, можно. Сейчас такая серьезная работа ведется. Нам нужен новый технологический уклад в госуправлении. Это связано с переводом предоставления государственных и муниципальных услуг в электронную форму. Коррупция возникает тогда,  когда есть личностный контакт. То есть, нужна  какая-то преграда  между  гражданином и чиновником. Первое, это электронная форма предоставления услуг, потому что в основу электронной формы предоставления услуг является административный регламент, где  четко прописано кто,  что и в какие сроки должен сделать, и   какие документы получить,  какие документы отдать и так далее. И  второе, это технология многофункциональных центров предоставления государственных и муниципальных услуг, когда тоже  между  чиновником, то есть лицом,  принимающим и  издающим конкретные распорядительные документы, выписывающим справки, есть нейтральный служащий, фактически техническая служба, задача которой только получить документы и передать дальше по инстанции.

     
 

Ошибка Путина

     
 

           Сегодня запросы людей к власти,  к  сожалению, не соответствуют возможностям власти по их реализации. Сейчас, все это отмечают: объем, количество обращений к  власти по различным проблемам (политическим,  социальным, экономическим) очень возрос. С развитием рыночных отношений, с усилением социальной дифференциации в обществе количество жалобщиков очень увеличивается. И, к сожалению,  многие вопросы связаны  с тем, что многие  люди мыслят старыми стереотипами. Они обращаются к власти,  как будто власть может решить. Во-первых, действуют старые  стандарты мышления основной части населения: они  считают, что по любому вопросу можно обратиться к губернатору, и он его должен и обязан решить. И  как только ты не решишь – ты сразу  плохой.    А второе то,  что наша власть,  менталитет власти меняется не так быстро, как меняется ситуация в обществе, как изменяются запросы. И на данный момент в обществе претензии к власти  связаны  с тем, что запросы населения возрастают, а власть не может на них адекватно  ответить.

     
 

            Когда произошла ротация тандема, когда вышел  Медведев и объявил это, я понял,  что в стране будут проблемы, потому что это было абсолютно неправильно. Я бы это сделал как технолог не так. Так как я выборами занимаюсь,  я понимаю,  что это надо было делать только после выборов в Госдуму.  Однозначно. Я  понимаю,  что Путину хотелось  скорее, и элите, честно говоря. Мы тут сидели и ждали определенности, кто будет руководителем, потому что все-таки немного разная политика, согласитесь. И, безусловно, элиты очень хотели, но делать это до выборов в Госдуму было абсолютно неправильно.

     
 

          Суть последовавших протестов, на мой взгляд, состоит в том, что за последние 10 лет во взрослую жизнь пришло поколение, которое не связано ни какой пуповиной с советским периодом, которое мыслит совершенно по-иному. Если мы посмотрим сюжеты, на Болотную площадь пришли хорошо одетые преуспевающие люди. На проспекте  Сахарова, когда были сюжеты, там уже было видно, были рабочие, люди попроще одетые. А на Болотную пришли люди с запросами. И связано это с тем, что  у нас достаточно много уже людей,  которые живут уже нормально, может не полностью соответствует по среднему уровню дохода западу, но для нас они средний класс. На те же деньги наши люди не могут получить такое же количество и качество услуг, которое они могут получить на западе. И их уже  не волнует, почему они не могут получить, люди ждать уже не собираются.   Ждать светлого будущего, - это уже не  наш вариант.

     
 

            Я считаю, все ждали каких-то перемен, каких-то рывков, а рывков не происходит. Фактически сегодня власть не может предъявить обществу ни одной системно решенной за 10 лет проблемы,  кроме проблемы наведения порядка. Мы не можем  сказать,  что мы за 10 лет сделали все,  чтобы медицина стала европейского уровня. Мы не можем  сказать,  что решили проблему в образовании со школами, с учителями. Мы не можем сказать,  что решили проблему  ЖКХ, что у нас идеальные дороги. За 10 лет люди не видят. Никто не назовет ни одной отрасли или сферы деятельности, где можно сказать, что за 10 лет мы довели эту тему до европейского уровня. Даже  до уровня восточно-европейских  стран. Этого нет, и это большая и основная проблема. Предъявить нечего по большому  счету. Мы гордимся, что у нас теперь много автомобилей иностранного производства, хороших автомобилей. Наши люди садятся в хорошие автомобили и убивают их на плохих дорогах – любой будет беситься.  Вопрос надо решать комплексно.

     
 

            Люди хотят перемен.  Тандем решил за людей. Надо было технологически сделать по-другому.  В  принципе абсолютное большинство  было готово к возвращению Путина. Неправильно это просто преподнесли обществу. Власть немножечко зарвалась и недооценила ситуацию  в стране. 

     
 

О гнилой интеллигенции

     
 

            У меня отношение к русской интеллигенции особенное. Русский  интеллигент все подвергает скепсису. Русская  интеллигенция аплодировала убийству Столыпина,  потом сама захлебнулась  в  крови революции. К классическому варианту русской  интеллигенции, которая готова снести все до основания, я себя не отношу. У меня  был  такой период,  такой юношеский максимализм. Я с годами становлюсь все более консервативным. Это Черчилль говорил: «Кто в молодости не был радикалом, у  того нет  сердца. А к старости не стал  консерватором, у того нет ума». Я себя тупым не считаю.

     
 

            А та интеллигенция,  которая  аплодировала убийству Столыпину, я считаю,  что это гнилая интеллигенция,  которая не понимает сакральных тем русского народа, сакральных тем развития государственности. Для нашей интеллегенции характерно проявление  крайних позиций. В ходе исторического процесса все  крайние позиции всегда отсекаются. В 20 веке исторический процесс отверг большевизм и отверг  нацизм,  как  крайние проявление левой и правой идеологии. И все успехи, например Европы, связаны с социал-демократическим путем, который является  серединным.

     
 

            Когда наша интеллигенция начинает вступать в дискуссию там по различным вопросам, орать друг на друга. Вот та же  Болотная площадь. Лозунг: «Путин - подонок!»  У Путина есть целостная система  взглядов, идеологий,  мировоззрений.  Вы ее можете не принимать, но  говорить, что  Путин чуть ли не фашист, - это уже не подход интеллигента, я считаю. Должна быть определенная лояльность ко всем различным проявлениям. Если человек что-то оступился, это не значит что он подонок и его надо  вешать. Если человек совершил преступление – это  должно быть социально…  А если человек имеет систему взглядов,  и вы ее не разделяете, это уже  за пределами.

     
 

Курение и вера

     
 

             Я не курю и никогда не курил. Я вообще терпимый человек, поэтому ко всему отношусь  спокойно. Хотят, пусть курят, но я считаю, что неправильно это, особенно молодым.  Когда вышел указ о запрете курения, я запретил всем в институте курить. Все  кричали: сделайте курительную  комнату!  Я сказал, что делать не буду, и курить на территории института не будете.  Идите на улицу, морозьте свои задницы на улице. Урну им поставил за пределами.  Я посчитал, что это вредная привычка. Особенно женщины курящие не нравятся. Это не эстетично. То как  наши женщины  курят – не эстетично. Если бы длинный мундштук, специальная папироска,  как во времена серебряного века. Дико смотрится. Женщина - это нечто сакральное. И доводить эмансипацию… Я помню, к  нам приезжала шведская делегация. В составе была дама – голимая эмансипэ, там просто жесть. Мужики выходят из автобуса, потом  она выходит,  я ей руку подаю,  так  они  разобиделась и два дня со мной не  разговаривала. Потом объяснила, что протянув руку, я ее дискриминировал по половому принципу. Нет, ну абсолютное большинство нормальные, но это уже сдвиг по фазе. Слава тебе господи, наши женщины еще до  такого не докатились.

     
 

           Я не религиозный человек. Я агност. Но я  крещеный в малолетстве. В церковь хожу, свечку ставлю, но Символа веры я не знаю. Самое главное, что должен знать православный христианин – текст Символа веры, ибо его будет читать,  когда предстанет перед Господом. Я  его не знаю. Буду учить, может, пригодится. Агност – который считает,  что что-то есть, но не уверен.  Я думаю, что у меня  слишком  рациональный ум плюс советское воспитание. Ну не приучены  мы к этому. Я не  представляю себе причастия с общей ложки. Какая-то брезгливость. Мне нравятся католические церемониалы.  А из религий мне нравится вообще Ислам. Потому что это религия воинов. Я европеизированный товарищ в этом плане.

     
 

            Супруга  покрестилась уже взрослая перед свадьбой. Дочку  свою я  покрестил. Когда выезжаем на трассу, я  перекрещусь и Отче Наш прочитаю. Но это не религиозность, это скорее  так ближе к оберегам, стремление к защитным  факторам. Я все равно агност. Может я ближе к раскольникам,  беспоповцам.   Мне кажется, что между человеком и господом… но это уже ересь, поэтому нельзя сказать, что я религиозный человек, во всяком случае, с позиции ортодоксальной церкви. В свое время я прочитал в статье, что человек спрашивает, как так может быть «Бог - отец, Бог - сын, Бог – святой дух». Религиозный человек себе таких вопросов не задает, он воспринимает это как должное. И измерить рациональностью божественный промысел невозможно. Ну вот я еще до такой степени просветления не дошел.

     
 

            Особых хобби  и увлечений  у меня нет, но я сижу в  интернете, читаю  материалы. Меня интересуют политика, экономика, социальная сфера.  Я стараюсь развиваться. Большие объемы  литературы читать сейчас тяжело. Канал  Культура люблю  смотреть – лучший телевизионный проект последних лет. Новости уже не смотрю, только Россию, чтобы понимать государственные установки,  понимать что происходит.

        
                       

Планы на будущее

     
 

            Если я уйду с этой должности, то вернусь в сферу высшего образования. Мне очень нравится. Чисто преподавательское мне не интересно.  Вообще я считаю, что люди высшей квалификации, вот например, то что у нас называется доктора наук читают лекции. Не то, что разовые, не то, что мастер-классы показывают, а их основная работа – чтение лекций. Ассистент без ученой степени, доцент, кандидат наук и доктор наук, их задача в высшей школе одна и та же – чтение лекций. Это  абсолютно неверный подход. Доктора  наук должны заниматься наукой, руководить аспирантами, осуществлять подготовку педагогических и научных кадров высшей квалификации, то есть руководить кандидатскими диссертациями. А лекции должны быть  в  виде разовых индивидуальных консультаций, мастер-классов. У нас же доктора  наук – 600 часов  нагрузочки  в разных вузах. А когда наукой заниматься?  Поэтому  в данном  случае, я конечно готов и лекции читать, но  мне это не интересно. Этот уровень  передачи знаний  и  квалификации для меня вчерашний день. Я  себя  больше считаю администратором. Мне это нравится.