"У нас интересная работа. Единственная".

Правила жизни федерального чиновника высшего звена


Об образовании


Вопрос: Расскажите, какое у вас профессиональное образование?

Ответ: Высшее, в 1984 я закончил МГИМО, экономический факультет. Многократно повышался.

Вопрос: Курсы или дополнительное?

Ответ: Все, что только можно.

Вопрос: А какие курсы повышения квалификации у вас были?

Ответ: Десятки.


Об устройстве на работу


Вопрос: Тогда, когда вы заканчивали МГИМО в 84 году, при попадании на гос. службу, как это происходило? 

Ответ: Было распределение.

Вопрос: То есть там не было никаких связей, знакомств. Ну я имею в виду, что иногда бывает так, что советуют: можно пойти работать туда-то, туда-то. В советские времена такое было возможно?

Ответ: Нет. А кто будет советовать? Это официальная организация. Как в КГБ. Какие связи, знакомства? Тебе сказали – ты согласен, идешь или нет.

Вопрос: А была возможность отказаться?

Ответ: Конечно.


О реорганизациях


Вопрос: При реорганизациях ведомства меняется только название или что-то еще?

Ответ: Нет, не только. Руководство менялось два раза, функционал менялся.

Вопрос: А функционал как менялся?

Ответ: Кардинально менялся.


О планах на будущее


Вопрос: Не планируете ли вы в ближайшие пять лет сменить траекторию профессиональную? И вернуться, может быть, в частный сектор?

Ответ: Ну не знаю, мало ли. В Газпром только если уйти. Можно тогда подняться по зарплате раз в 10.

Вопрос: А это могла быть единственная мотивация при переходе сейчас в частный сектор? Или опять какой-то профессиональный вызов потребовался бы?

Ответ: Да нет, у нас интересная работа. Единственная.


О вопросах


Вопрос: Как вам кажется, как вообще служащие ориентированы на то, чтобы соблюдать правила и регламенты?

Ответ: Вы это философски спрашиваете?


Об оптимизации


Вопрос: Не могли бы вы, говоря об уровне политических задач, привести примеры того, что могло бы быть оптимизировано?  Способы связи с зарубежными коллегами? Способы организации встреч, мероприятий?

Ответ: Ну знаете, на эту тему я могу целую библиотеку вам показать. Все может быть оптимизировано.


О совместной работе разных ведомств


Вопрос: Но очень часто согласование экономических и политических задач идут рука об руку, ведь так?

Ответ: Нет, я не говорю о философии. Я говорю, о конкретике. Вот вы иностранный человек, вы приходите в представительство России, скажем, в какой-нибудь зарубежной стране... во Франции. И вам вначале сложно будет понять, куда идти, потому что есть полпред, где написано «экономической представитель», а есть экономический советник в посольстве. Два человека, функционал у них, по сути, одинаковый. Сидят в разных местах, подчиняются разным министерствам. Это при том, что если вы придете здесь в посольство, во Франции, у вас будет один человек. А у нас два.

Вопрос: И как они согласуют деятельность между собой?

Ответ: Ну договариваются как-то…

Вопрос: Неформально?

Ответ: Неформально. Иногда не договариваются.


О новых сотрудниках


Вопрос: Какова, на ваш взгляд, мотивация людей, которые приходят работать в департамент?

Ответ: Ну смотрите, из хороших ВУЗов к нам не идут люди.

Вопрос: А хорошие – это какие?

Ответ: Первая пятерка, скажем… МГИМО, Вышка, МГУ… Ну не знаю, пятерка, скажем, редкость. Скорее исключение и тут, скажем, от безысходности. Ну а что греха таить, если начальная зарплата у нас, что мы можем дать там... 17 тысяч плюс премия, а за углом кидают 60 или 50. Это надо обладать либо богатыми родителями, либо еще что-то.

Вопрос: Ну это люди, наверное, которые хотят выстроить карьеру, идут на гос. службу?

Ответ: Таких тоже немного.

Вопрос: Ну это довольно печальная картина.

Ответ: Печальная… Мне приходится много выступать перед абитуриентами. Очень низкий уровень приходящих людей. Нет, они могут быть амбициозны, но они ничего не знают.

Вопрос: А не знают они потому, что они такие сами, или потому что их плохо научили?

Ответ: И то, и другое. То есть такой, отрицательный отбор идет. Ну вы знаете, что с нашим высшим образованием… Это все псевдоинституты. На каком-то этапе мы перестали задавать сложные вопросы, потому что мы спрашивали: «вы знаете, что такое экспорт и импорт?». 90%  людей, закончивших экономические ВУЗы или псевдоэкономические, не могли ответить на этот вопрос.

Вопрос: Это сложный вопрос?

Ответ: Сложный. Те, кто проходили экспорт/импорт, тому задавали следующий сложный вопрос, «а товарооборот – что такое»… Отваливались остальные. Я не шучу.


О профессионализме


Вопрос: Негативный портрет мы видим: люди, которые через негативный отбор попадают сюда, люди от безнадежности, которые не могут устроится в частном секторе. А что за профессионал? Как его описать?

Ответ: Его описать?

Вопрос: Ну или человека, который бы вас утроил, в качестве того, кто устраивается на работу.

Ответ: Нет, ну... Человек с приличным образованием меня бы устроил. Из пятерки, ну я общаюсь с ними и знаю и с преподавателями, которые выпускают… Достаточного уровня специалисты, но они к нам не идут. 

Вопрос: И самые основные фильтры – это деньги?

Ответ: Да.


О том, как быть


Вопрос: А может так получиться, что через какое-то время нас будет ожидать кадровая яма?

Ответ: Так почему ожидать, она есть. Сейчас мы ее забиваем просто старыми кадрами и количеством. Я не знаю, что там в остальных министерствах творится… Когда мне нужен один человек, берем троих, например. Я могу себе представить, что у остальных твориться. Откуда же возьмется….