Об ограничениях стандартизации

Интервью с женщиной, 32 лет, Хабаровский край

Согласно правилам стандартизации, когда происходит «поломка коммуникации», интервьюер должен следовать чётко по инструкции. Если сбой произошёл на этапе достижения информированного согласия – зачитать из памятки оператору цель исследования, откуда взят номер респондента и дать номер координатора проекта. Если сбой произошёл на каком-то вопросе анкеты – повторить его, не пропуская ни одного слова и не объясняя смысл. Но что делать интервьюеру, когда респондент задаёт вопрос, не предусмотренный методическими рекомендациями? В данном случае, интервьюер творчески подходит к решению проблемы и это заканчивается хорошо.


И: Скажите, пожалуйста, далее, кто этот второй человек, который проживает с вами? Кем он вам является?

Р: Это мои дети.

И: Это ваш ребенок. Один, да?

Р: Только, вот, не могу понять, как к состоянию здоровья эти все вопросы относятся, личного характера?

< >

Р: А где вы мой номер узнали? Где взяли мой номер, можно узнать?

И: У нас стоит специальная компьютерная программа. Туда вводится на регион первые несколько чисел, а остальные компьютер набирает самостоятельно, когда мы хотим опросить жителя конкретного региона города России.

Р: Понятно. А вы, возможно, наше время… Вы находитесь в Москве вообще?

И: Да, город Москва. Я вам могу сказать координатора этого проекта, если хотите запишите, потом позвоните.

Р: Ну, я, если можете, отправьте, смс-ку, пожалуйста. Я на улице, нет возможности записать.

И: Просто найдите в интернете «Социальная валидация». Автономная некоммерческая организация «Социальная валидация». Там вы можете все узнать. Смс отправить мы вам не можем…

Р: [Я понимаю.

И: [интернет с помощью компьютера.

Р: Угу. Понятно. Понятно все.